В это трудно поверить: Что происходит в Тольятти в наши дни

05.10.2019 18:31 2
В это трудно поверить: Что происходит в Тольятти в наши дни

Первая информация появилась в июле 2019 года и вызвала широкий общественный резонанс. Еще бы: адвокат заказал убийство своей бывшей жены! Но чем больше проходило времени, тем все чаще и чаще возникал один и тот же вопрос о хорошо спланированной провокации в отношении арестованного Михаила А. Не претендуя на истину в последней инстанции и не разглашая тайны следствия, попробуем разобраться, что же случилось на самом деле.

Странный треугольник

Итак, действующие лица: тольяттинский адвокат Михаил А., его сожительница Марина Г. и знакомый предприниматель Геннадий К.

Михаил и Марина вместе прожили 8 лет, после чего их союз распался. Его не смог спасти даже общий ребенок. Как это часто бывает, встал вопрос: с кем останется сын? Поскольку достичь компромисса не удалось, обратились в суд.

И что же? Суд Центрального района 4 апреля 2019 года своим решением передал сына Михаилу Владимировичу на воспитание и совместное проживание. Для Михаила А., который души не чаял в малыше, проблема была разрешена правовым способом, а значит, семейный конфликт полностью исчерпан.

По-разному сложилась личная жизнь бывших сожителей: Михаил женился на своей возлюбленной, сделав Кристине официальное предложение, а Марина ушла жить к их деловому партнеру Геннадием К. Но не с этого началось, на мой взгляд, затянувшееся противостояние.

Михаил занимался адвокатской деятельностью и был учредителем ряда фирм, что разрешено действующим законодательством. Два года назад он предоставил кредит (5 100 000 рублей) фирме, которую возглавляла Марина Г., на покупку иномарки. Марина «Тойоту» приобрела, а выплачивать деньги не спешила, поскольку отношения с Михаилом были уже холодные.

Что она сделала, сославшись на экономический кризис? Заключила договор с официальным дилером автопроизводителя и отдала на реализацию в общем-то новую «Тойоту». Взамен получила иномарку другой модели и разницу в стоимости.

Узнав о сделке, Михаил снова решил действовать в правовом поле – обратился в арбитражный суд Самарской области. И выиграл процессы. Есть определение суда об аресте «Тойоты» и решение о признании фирмы Марины Г. банкротом. Оба документа датированы 2019 годом: 1 апреля и 2 июля.

Но Марина не так проста, как кажется на первый взгляд. Чтобы избежать субсидиарной ответственности в суде, она переоформила фирму вместе с долгами на не знакомого ей жителя Центрального района.

Вот такая «фирма»

Виталий Л. работает отделочником по договорам подряда, то есть где придется, живет в тольяттинском «гарлеме», который занимает примерно половину улицы Победы. Образование у него – неоконченное среднее, так что с основами экономики он знаком крайне поверхностно. И тем не менее, к нему пришли с «деловым» предложением – переоформить на себя две фирмы.

– У меня мать перенесла инсульт, а денег на лечение не было, поэтому я согласился. За переоформление мне обещали 3 тысячи рублей. Сказали, что одной молодой женщине запретили заниматься коммерческой деятельностью. Кто запретил, мне не пояснили, но уточнили, что по документам надо ее заменить на один год.

У нотариуса на улице Жилина я встретился с Мариной Г., она приехала с каким-то мужчиной на черной «Тойоте». Документы были подготовлены заранее. Марина за переоформление заплатила нотариусу больше 15 тысяч рублей, а мне – ни копейки. Потом посредник прислал мне… 100 рублей на такси, – грустно поведал Виталий.

Михаил нашел его через соцсети. Они встретились, и только тогда отделочник узнал, что переоформленные на него фирмы имеют долги: одна – более 5,5 миллиона, другая – 1,5 миллиона рублей. Особенно расстроился Виталий, когда увидел исполнительный лист по первой компании.

– У меня нет пяти миллионов. И никогда не было, – признался Виталий.

Тогда адвокат Михаил А. предложил ему подать официальное заявление в полицию и помог составить документ. Виталий сам отнес бумагу в полицию, искренне уверенный, что будет возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. А вместо этого через некоторое время к нему домой пришел бугай, назвался участковым и врезал четыре раза кулаком по голове. После чего порекомендовал забрать заявление.

Виталий при нем набрал номер Михаила, передав телефон «гостю». Стоит ли удивляться, что собеседники не поняли друг друга. Бугай выругался, после чего бросил телефон на диван и недвусмысленно заявил:

– Спалим твоего адвоката!

Михаил, молодец, не бросил в такой ситуации Виталия: приехал к нему домой, отвез в травмпункт, а потом в отдел полиции на улицу Чапаева. Там Виталий подал заявление о нападении на него. Правоохранители как-то странно себя повели: не стали проводить проверку, просто прислали по почте отказ в возбуждении уголовного дела, поскольку «отсутствует состав преступления».

А через месяц к нему домой пришли уже двое. Представившись судебными приставами, они потребовали, чтобы Виталий отдал им свой паспорт и поехал вместе с ними. Куда именно, не сказали. Виталий снова позвонил Михаилу, только после этого «гости» выскочили на улицу, прыгнули в машину и уехали.

Еще через полмесяца приходили тоже двое, но не застали Виталия дома. С ними через закрытую дверь разговаривала мать Виталия. Они не угрожали, но настойчиво спрашивали, где можно найти ее сына.

Виталий всерьез стал опасаться за свою жизнь, ведь если он вдруг «исчезнет», то все долги двух фирм спишут на него. Неприятности были и у Михаила А.: его водитель рассказал, что кто-то на стоянке порезал у их автомобиля все четыре шины.

Когда Виталию показали ксерокопию паспорта Геннадия К., он почти сразу воскликнул:

– Это один из «судебных приставов», которые приезжали ко мне домой!

Случилось это после того, как адвоката арестовали. Вряд ли в такой ситуации отделочнику вздумалось хитрить или выгораживать своего прежнего заступника. Ему проще и безопаснее было бы ничего не сообщать и никого не узнавать. Значит, он, волею случая попавший в конфликтную ситуацию: Михаил – Марина и Геннадий, сказал правду.

Деньги на асфальт

Теперь о Геннадии К. Год назад фирма «И» собиралась вложить средства в асфальтирование стоянки для крупногабаритного транспорта в логистическом комплексе «Деловые линии», что на улице Борковской. Был инвестиционный договор, сметная стоимость проекта составила 5,2 миллиона рублей.

Геннадий К, тогда еще приятель Михаила, предложил ему свой вариант:

– Я снижаю затраты на асфальтирование стоянки до 4,6 миллиона, а ты содействуешь, чтобы меня назначили в этой фирме коммерческим директором.

Поскольку руководил фирмой «И» знакомый Михаила, то должность Геннадий получил. И под отчет – 4,6 миллиона наличными для закупки строительных материалов и всего остального. С ним были заключены трудовой договор и договор о полной индивидуальной материальной ответственности. Казалось бы, все карты в руки, только работай. И что же? А ничего!

Полученные деньги Геннадий банально присвоил, истратив на свои нужды. И снова адвокат Михаил, который был в курсе случившегося, стал действовать в правовом поле. Есть апелляционное определение областного суда о взыскании с Геннадия в пользу фирмы «И» всей выданной суммы, есть также исполнительный лист.

Кроме того, начался уголовный процесс в отношении любителя чужих денег – часть 4 статьи 160 УК РФ (присвоение или растрата чужого имущества в особо крупном размере, максимальное наказание – до 10 лет лишения свободы). Очередное заседание назначено на сегодня, 4 октября.

Подытожим. Сожители Марина – Геннадий должны Михаилу свыше 10 миллионов рублей. Возвращать эту сумму целиком или частями они не собираются. И проигрывают один суд за другим. Так что арест адвоката им на руку. А есть ли смысл Михаилу заказывать убийство бывшей сожительницы? Чтобы лишить своего сына родной матери? Чтобы никогда не получить долг? Чтобы сразу подумали на него? Где тогда логика и расчет?

Сожженное кафе

Но это еще не все. В Портпоселке был отельный комплекс с кафе и автомойкой, где учредителем являлся тоже Михаил. В ночь с 24-го на 25 июля 2019 года кто-то облил в нескольких местах и поджег этот комплекс.

Ущерб – больше 24 миллионов рублей. В огне чуть не погиб охранник, он до сих пор находится в больнице, а жена Михаила оплачивает лекарства и услуги сиделки. В перспективе у мужчины – инвалидность.

Следственные органы проводили тщательную проверку и установили, что это был поджог. Теперь ищут заказчика и исполнителя.

Недоброжелатели, спалив Михаилу «Наше кафе», нанесли сильный удар. Но какую цель они преследовали? Отомстить? Или что-то другое? Дело в том, что именно в кафе адвокат хранил все документы по Геннадию. Соответственно, бумаги сгорели, но… Михаил оставил копии в другом месте, об этом тогда никто не знал.

После ареста адвоката этапировали в Самару. Тотчас в соцсетях появились однотипные публикации, где Михаил представлен кровожадным монстром, а его оппоненты – несчастными жертвами. Как будто кто-то хотел закрепить в общественном сознании мысль о безусловной виновности Михаила.

А в Тольятти тем временем стали развиваться не менее интересные события. При аресте у Михаила, как и положено, изъяли сотовый телефон. Но через примерно полтора месяца то ли сам телефон, то ли его симка со всей информацией оказалась у Геннадия и его сторонников. Что они сделали?

Во-первых, связались с деловым партнером Михаила из столицы и сообщили, что сменились реквизиты. Москвич, ничего не подозревая, перевел за поставку оборудования 250 тысяч рублей. Он думал, что переписку вел сам Михаил.

Во-вторых, в телефоне эти люди нашли интересные фото жены Михаила и стали шантажировать молодую женщину:

– Или ты отдаешь нам сразу 200 тысяч, или мы выкладываем снимки в интернет. Выбирай!

Причем, аноним присылал сообщение, потом быстро выключал телефон, переезжал на новое место и опять отправлял текст. Прямо как шпион с Дерибасовской!

Шантажисты были уверены, что загнали Кристину в тупик. Нет!

Она выбрала третий вариант: поехала в Самару и написала официальное заявление на имя начальника областного управления ФСБ. Геннадий и его сообщники вскоре были задержаны, а в полиции, где должен был храниться телефон Михаила, прошел обыск.

Конечно, об этом в прессе никто не сообщал: либо не знали, либо промолчали. Хотя Геннадия не стали арестовывать, отпустив под подписку о невыезде.

А что Михаил? Находится в восьмиместной камере, где содержится в том числе осужденный по особо тяжкой статье, и ждет, когда следователь, ведущий дело, обратит на него внимание.

Суть в том, что с 7 августа 2019 года с ним вообще не проводятся следственные действия. То ли следователь перегружен другими делами, то ли такая тактика: устанешь сидеть в камере – станешь посговорчивее и признаешь вину. Вот только арестованный Михаил считает себя невиновным, а все случившееся с ним – провокацией.

Сергей Ростовцев, «Вольный город»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 38 (1269) 04.10.19
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Вниманию посетителей! Мы временно отключили возможность комментирования новостей в связи с частыми призывами к противоправным действиям и насилию со стороны некоторых посетителей. Надеемся на Ваше понимание. С уважением, редакция "Осведомителя".

 
Последние новости