• Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

В музыке Цоя я обнаружила удивительную вещь

12.02.2022 16:25 4

Оказывается, даже если ты не окончил музыкальную школу, а укулеле купил на распродаже в супермаркете, вполне реально под руководством грамотного и чуткого преподавателя за несколько часов научиться и даже начать писать… музыку.

Прошедшая в ДК «Тольяттиазот» лекция интеллектуального клуба «Химия слова» в этот раз была музыкальной. Композитор и преподаватель из Петербурга Анна Виленская не только играла на пианино, которое специально для нее установили на сцене. Но и мы вместе с ней учили ноты, писали музыку, импровизировали, а еще угадывали мелодии и ритмы. Было весело и необычно.

А лекция была о минимализме русского рока: «Про аккорды, которые роднят «Би-2» и Цоя».

Цой и синкопа

Что самое важное в Цое и «Би-2»? Русский рок – это вызов? И почему песни группы «Кино» считают гениальными и неординарными? Зачем объяснять музыку? Разве ее недостаточно просто слушать?

– Вообще любая музыка – это манипуляция над слушателем. Музыкант манипулирует, чтобы слушатель испытал определенные эмоции, – рассказала Виленская. – Сейчас онлайн-сервисы и эстрадные композиторы научились так манипулировать, что слушателю не нужно думать. Это делают с помощью простой формы, музыка просто раскачивает: всё время выше и выше, а в конце ты расплакался или растанцевался. Постоянный тыц-тыц-тыц тебя держит в тонусе – и не нужно думать. Старинные товарищи не умели делать так просто.

Есть два вида ритма: ровный и синкопированный. Синкопа – это любого рода ритмическая сбивка. Весь джаз состоит из синкоп. Когда слышим сбой в ритме, мы напрягаемся, и хочется танцевать всем корпусом, чтобы исправить ошибку. Ровный ритм, наоборот, расслабляет, и люди танцуют не всем телом, а конечностями: машут руками, трясут головой. Так композиторы программируют определенную телесную реакцию.

Почему, например, Виктор Цой перманентно использовал ровный ритм? Он что, не умел делать синкопу? Нет, это был его замысел. Когда мы долго слушаем ровный ритм, начинает накапливаться напряжение. Мы уже головой потрясли, руками помахали, а ровный ритм не позволяет танцевать бедрами и плечами. Наслушаемся «Перемен!» – и оказываемся в состоянии быка, которому еще не показали красную тряпку.

Еще совет: чтобы понять, почему тот или иной композитор считается гениальным, нужно слушать не просто его произведения, а обратить внимание на то, что писали другие авторы в то же самое время…

– В музыке Цоя я обнаружила удивительную вещь: в принципе, она у него без особенностей. Есть разные штуки: сбитый ритм заставляет нас больше танцевать, а ровный – монотонно двигаться и просто идти. Обычно исполнители гонятся за такими штучками, которые выходят за монотонность. Модуляции, тональные сдвиги, большие скачки в мелодии. А у Цоя ничего этого нет. Всё однообразно, мантрически, безэмоционально. Музыка мало чего транслирует, кроме холодной решимости. Но и это открытие. Он не использовал никаких особенностей. Это может людей сильно обижать, но на самом деле это сложная наука – писать музыку без осложненных событий внутри.

Без нервических нот

– Про музыку можно рассказывать с разных ракурсов: о том, сколько записано альбомов, о смыслах текстов, биографии композиторов и так далее. Но куда важнее

понять связь между ощущениями и музыкальными средствами, которыми композитор добился возникновения тех или иных ощущений, – сказала преподаватель. – Когда мы слушаем песни группы «Кино», у нас обычно возникают ощущения меланхолии, холодной решимости, брутального спокойствия, собранности и желания что-то поменять. Чтобы понимать, как автор добился такой эмоции, нужно разобрать некоторые основные понятия.

В музыке есть несколько важных слоев: лад, ритм и аккорды. Если коротко: лад – это такой набор звуков внутри музыки, которые образуют особую экосистему. Равномерная пульсация или просто пульс есть практически всегда: то самое, подо что мы обычно хотим хлопать. Ритм – это орнамент на фоне. Они бывают очень разные, но можно поделить их на несколько видов, и каждый из них будет достаточно предсказуемо действовать на наше тело.

Аккорд – сочетание нескольких звуков, взятых вместе. Но можно не абы что сыграть вместе так, чтобы оно хорошо звучало. Нет, это строго определенные ноты. Аккорды можно сравнить с цветами на картине: каких больше, такое настроение задает музыка.

Также важны состав инструментов, слова, музыкальные символы, но об этом чуть позже.

– Про группу «Кино» принято говорить, что их песни неординарны и гениальны. Сейчас мы проведем эксперимент. Сначала послушаем «Звезду по имени Солнце», а потом я буду немножечко портить ее, делая из нее обычную нормативную песню. Так мы увидим, что в ней такого гениального, – предложила лектор. – Особенный здесь только последний, четвертый аккорд. Если мы первые три оставим, а последний заменим, получится совсем другое настроение. С первого аккорда идет накопление напряжения, и в конце, по идее, в нормальных песнях должно быть что-то яркое, с перчинкой. А у Цоя не так: вместо того, чтобы добавлять остринку, он использует прохладный и спокойный аккорд.

Песня в миноре. Вообще минор бывает трех видов: натуральный, гармонический и мелодический. Цой пользуется первым из них. В нем нет нервических нот. Что это? Некая система взаимоотношений между звуками, которая ощущается без эмоциональных перепадов. Но для всех остальных нормальных песен характерно использование гармонического минора, где есть и остринка, и вопросительная интонация в конце.

Получается, что «Звезда по имени Солнце» за счет натурального лада ощущается как песня без эмоциональных перепадов. Но благодаря ритму в ней как будто напряжение по чуть-чуть накапливается, но нигде не выплескивается. Поэтому после прослушивания такой песни мы похожи на бочку с энергией: нам не дали ее выпустить. Поэтому и чувствуем решительность.

По кругу четыре аккорда

Вообще в музыке всё стремится к некой квадратности: часто используют по кругу четыре аккорда, а строчки песен превращаются в грани квадрата. Композиторы стараются это немного исправить: пытаются оттянуть мелодию после четвертого аккорда или ставят длинную ноту в конце в голосе. Тогда у нас нет ощущения, что песня рубленая.

– Цой, наоборот, подчеркивает разорванность музыкальных блоков и их упорядоченность. В голосе тоже нет никаких вокальных выкрутасов, он просто поет в среднем регистре и не добавляет выразительности голосу. Сильные доли в мелодии совпадают с сильными долями аккомпанемента – это как раз создает ощущение рублености, – пояснила музыковед. – Кроме того, первая доля оказывается подчеркнута и в голосе, и в ударной установке. Я училась как композитор, и нам всё время говорили, что так делать нельзя, а то получается слишком жирный акцент. Но Цой не следует правилам, в этом проявляется его неординарность.

В припеве этой песни есть еще кое-что интересное. Он построен на повторяющемся мотиве, который заканчивается в конце каждой строчки. То есть для нас это ощущается так, что в конце каждой строчки припева ставится точка. Для припевов это не очень характерно, потому что в любой нормативной песне он становится некой длинной итоговой фразой. В песне «Перемен!» – иначе. Здесь несколько раз планомерно что-то подходит к концу, и от этого создается ощущение статичности и уверенности.

– «Перемен» – аккорд субдоминанта, это тот самый «ух» какой аккорд. «Требуют» – продолжение, «наши» – нарастает напряжение, «сердца» – это тоника. Я раньше своим ученикам говорила так: тоника бывает на первое и третье время, нельзя ставить ее в конец, потому что нам надо, чтобы песня продолжалась, чтобы ее захотели дослушать. А Цой так не делал. В этом и проявляется талант, когда нарушение правил звучит замечательно, – продолжила лектор. – Есть ли в песнях «Кино» глубокий смысл? Я примерно прикинула пункты, по которым мы обычно относим песню к категории «текст с глубоким смыслом». Получился такой список: описание трагичных событий. Обязательно – игра слов, сильная метафора либо отсутствие метафоры, бытовые описания. Понимаете, в этом весь метамодерн – всё настолько просто, что с глубоким смыслом.

Их тексты заигрывают со слушателем, балансируя на грани между отсутствием метафоры и сложной метафорой. Такой прием оставляет нам пространство для собственной трактовки и отлично резонирует с культурой метамодерна – перевернутой иронии. Для примера можно посмотреть на песню «Группа крови на рукаве».

Прямота, простота, монотонность. Так что забрали у «Кино» потомки? Было много коллективов, которые стали подражать легендарной рок-группе, в том числе и Лева с Шурой из «Би-2». Вот объяснение композитора Виленской:

– Отсутствие метафор очень срезонировало с нашим сегодняшним днем, у нас после эпохи постмодерна есть запрос на простоту и прямоту. И прямой ритм резко вошел в моду. Натуральная гармония – та, в которой нет острой ноты, но там, где есть натуральный лад.

Еще монотонность: в академической современной музыке очень много минимализма, есть запрос на повторяемость, на телесное расслабление и какое-то очень сильное погружение в себя. И нет протестных смыслов. Вообще некоторые смыслы явно отпали: сейчас нет смысла подражать Цою в этом. Время не то, и Цоя больше нет…

А еще музыка – это все-таки услуга, которая должна помогать людям жить. Не надо разгадывать, что композитор хотел сказать. Композитор пишет не про себя, а для вас. Слушайте и наслаждайтесь, ищите смысл и вдохновение. Или просто заряд бодрости на день…

В музыке разбиралась Алина Нестерова, газета «Вольный город Тольятти»

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Вниманию посетителей! Мы временно отключили возможность комментирования новостей в связи с частыми призывами к противоправным действиям и насилию со стороны некоторых посетителей. Надеемся на Ваше понимание. С уважением, редакция "Осведомителя".

 
Последние новости